Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: storytelling (список заголовков)
20:38 

Подменыши: Сатиры.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
За окном - мороз и вьюга, не спасают хмель и солод, и дрожит огонь в камине как сливовое вино. Может я не тот что раньше, слишком пьян, не очень молод, но могу поведать сказку, что слыхал давным давно.

Будто бы на этом месте раньше были только горы, и плела свои узоры быстроглазая метель. Снег, не тая, шёл годами, приносил беду и горе, одинокую деревню заметая в темноте. Знали жители - кто выйдет за ограду - точно сгинет, станет маленьким алмазом на заснеженном венце. Говорили, где-то рядом бродит Зимняя Богиня, что живёт весь лютый холод, как щенок, в её дворце. Говорили, что белее серебра её запястья, тоньше инея на стёклах завитки её волос. Коль её не встретишь - счастье, если не увидит - счастье, прячься за дубовой дверью от её застывших грёз.

А в деревне жил Густаво, смуглокожий и поджарый, рыжий, словно опалённый в жарком пламени костра. Танцевавший, словно дьявол, верный лишь своей гитаре - говорили, он приехал из далеких южных стран. И когда ночами крыши прогибались от метели, он деревню звал на танцы, океаном лил вино; где бы ни бывал Густаво, в чьей бы не был он постели - рядом с ним стихала вьюга, холод уходил на дно.

Но беда пришла внезапно, налетела злым бураном, и настигнула Густаво на заснеженной тропе. Поднялись стальные тучи, потемнело слишком рано - и до наступленья ночи он вернуться не успел. Он погиб бы, как случалось уже с многими другими - кровь почти застыла в жилах, сердце прекращало бег...

Но его среди метели вдруг заметила Богиня, и на лёгких крыльях ветра унесла его к себе.

Спросишь, что же было дальше? Я не знаю, я там не был. Знаю только, что на утро вдруг растаяли снега. На тропе пробилась зелень, бирюзой сверкнуло небо, осветились пьяным солнцем ледяные берега. А Густаво не вернулся - хоть искали, но не вышло. Кто его считал за бога, кто считал за дурака - слышал только краем уха: говорили ребятишки, мол, видали, как от речки отходил его драккар.

Говорят, его потомки с каждым днём сильней и краше, веселятся до упаду и живут по сотне лет. И еще, слыхал, болтали, будто холод им не страшен - но не слушай - что не скажут, если брага на столе! Та деревня - нынче город. Пьет, гуляет, как придется, даже снег совсем приручен - вот, сожми его в горсти.

...Но теперь, когда зимою вдруг жарой пылает солнце, шепчут "Зимняя Богиня по любимому грустит!".

Что-то я заговорился. Глянь-ка, потемнело жутко! Верно говорят - "У браги всё идет на поводу". Что ж, пошёл домой, пожалуй...Куртка? А зачем мне куртка?
Говоришь, там лютый холод?
Не волнуйся, я дойду.

@музыка: The Weepies - World Spins Madly On

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

00:37 

Подменыши: Богганы.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Старый город наполнен дождем и мечтами о лете, ветер пахнет весной, тротуары не могут остыть. Крыши тают на солнце, звенят, отражаются в Тэде. Тэд идет налегке, Тэд минует дворы и мосты. Тэд уходит домой посреди годового отчета, что конечно само по себе - неоправданный риск. Завтра вызовет шеф, надо будет придумать чего-то...

У него в гараже второй месяц живет василиск.

Как попал - неизвестно, откуда - да черт его знает. Просто как-то пришел и улёгся огромной горой. Может кто-то изгнал из его василисьего края, или просто в бою победил безымянный герой. Вот теперь он лежит, и ночами скрипит как корыто, слишком слабый, похоже, чтоб было куда убежать.

Тэд сначала боялся - глаза хоть всё время закрыты, только зубы и когти длинней и острее ножа. Но живой же вон, дышит - теперь уже поздно брыкаться. И прожорливый, пакостник, наглый! - не дать и врагу...
Тэд обставил гараж, и назвал василиска Гораций. (Иногда, если злится - "Мой пятый рабочий прогул")

Тэд готовит весь день, забывает про ланч и про ужин, на работе огрёб замечанье и кучу проблем.
Но когда он бежит к гаражу по мостам и по лужам, даже смерть ему кажется только пылинкой в золе.

***
ночью в небе рассыпана кем-то алмазная крошка;
два огромных зрачка светят сквозь темноту гаража -
сколько можно, лежишь здесь, как старая сытая кошка,
звуки ночи зовут, кровь играет, пора убежать,
убежать! разорвать эти хрупкие петли и скрыться
ведь поправился где-то, наверно, неделю назад...

...но когда тэд приходит, он пахнет дождём и корицей
и гораций, тихонько вздохнув, закрывает глаза.



Автор рисунка: planewalker

@музыка: Fatboy Slim - Toe Jam

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

20:24 

Подменыши: Ши.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Что ты оставишь, когда уйдешь,
О чем ты будешь жалеть?

В Лондоне сумрак, туман и дождь, бутылка пуста на треть. В Лондоне сходятся все пути, как будто хотят тепла...
Ричард приходит домой к шести, снимает промокший плащ. Ричард приходит домой в закат, не видный в такой туман. Ричард талантливый адвокат, неслыханный интриган, слушает вечером старый джаз, играет весной в крокет, носит, как мантию, свой пиджак, мобильник, как меч, в руке, слушает возгласы - "ну ты крут!", признания, смех коллег...

Только корона - блестящий круг - лежит у него в столе.

Кто-то идет - выходи встречать, тоску предавай золе. Ричарду видится по ночам страна в голубом стекле. Ричарду снятся напевы строк огромных библиотек, старые слуги, высокий трон, суровый король-отец, небо, прозрачное, как вода, дороги из серебра.

Но нет покоя тебе, когда за царство воюет брат. Но нет покоя, когда война, и нужен двоим престол, братским боям - велика цена, огнём озарен восток. Так продолжалось, смеется сон, наверное сотню дней. Брат был талантлив, силен, умён, но Ричард - его хитрей.

Магия, вообщем, обычный блеф, скучнейшие чудеса. Рич заточил его на Земле в больших городских часах. Только судьба, как сказанья птиц, колеблется на свету: чтобы не вырвался недруг-принц, сам Ричард остался тут. Столько воды уже утекло, как кровь на конец ножа...но как увидит во сне стекло - и руки опять дрожат...

Что ты оставишь после себя
О чем ты решишь смолчать?
Бегают двое смешных ребят
По замку, всё хохоча
Вот серебром отливает путь,
Украсть бы, да взять себе...
Полночь. Скорее бы отдохнуть.
Двенадцать раз
бьет
Биг-Бен.



Автор рисунка: planewalker

@музыка: Руслан Муратов - Дорога Цветов

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

22:54 

Подменыши: Слуаги.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Будь дома, путник, в нашей родной деревне, но только не ходи в направленьи мыса. Там сыро, и почти не растут деревья, и там в глуши лачуга Акачи-Сфинкса. Одежда - цветом словно кофейной гущи. Его боятся, шепчут, глядят со опаской: повсюду шрамы, тощий, глаза чернющи, похож на лиходея из старой сказки. И слава звездам - видеть всех нас не хочет, почти не ходит дальше своей оградки...

Но хуже смерти встретить Акачи ночью, когда он загадает тебе загадку.

Ты можешь быть умнейшим, сильнейшим, мудрым, но это бесполезно, как слушать ветер. Он спросит - "Что же видят горгульи утром?", и ты не сможешь что-то ему ответить. Смолчишь, застынешь - помни, придется туго. Беги скорей, быстрее дождя и пули.
Не тронет, нет. Отделаешься испугом. И только долго снятся потом горгульи.

Ну ладно. Я сказал и забудь про это. И лучше не болтай-ка при ком попало. А то была здесь девушка - Мариэтта. Была с Акачи, раз - а потом пропала. Я сам не видел, так что не верю даже - что только не болтают вруны-пьянчуги!
Но говорят, что после её пропажи не светит солнце рядом с его лачугой.

***
Акачи-Сфинкс сидит с Мариэттой рядом, укрыл шарфом, тихонько поправил платье. Мария смотрит мимо стеклянным взглядом - пленяет, не пускает её заклятье.

Пройдут года, стрелой пролетят минуты, когда-нибудь я всё разгадаю, слышишь?

"-Акачи, что же видят горгульи утром?
-Людей?
-Рассвет?
-Поля?
-Водопады?
-Крыши?"




Автор рисунка - planewalker

@музыка: Люмен - Сколько.

@темы: storytelling, заклятья, подменыши

12:50 

Билл, Грета и Ночь

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Я слышал, что среди отвесных скал, где звезды разноцветны, как мозайка, живет в глуши Полночная Хозяйка - вся соткана из лунного песка. Еще слыхал секрет - нагнись ко мне! - не знаю только - истина? пустое?...что, мол, она не может без историй - их любит больше злата и камней.
Еще слыхал, что если в доме тьма, она в окно влетает, легче ветра. Не бойся друг, молчи, дождись рассвета - не тронет, пощадит, уйдет сама. Но если вдруг несчастный не смолчит - перехитрит, заманит в свои сети...
Нет, ты слыхал?... Как странно воет ветер.
Сегодня спать не лягу без свечи.
***
Охотник-Билл - знаток лесных дорог. Народ в деревне всё дается диву - был мальчик Билли, мелкий, некрасивый, боялся ночью выйти за порог. Не знал лесов, не ведал тайн реки, не дрался, не срывался в горы летом, из всех подруг - одна рябая Грета, что понимает птичьи языки.
А нынче - словно кто заколдовал! Добычу достает одной стрелою, ныряет в ночь, руками рыбу ловит, легко перебегает перевал. Судачат - мол, найдет себе жену, построит крепкий дом к приходу снега...
Но Билли всё мрачнеет и грустнеет, всегда молчит и курит в тишину.

И в день, когда охотник вдруг исчез, никто не стал искать и бить тревогу - наверно Билл опять ушел в дорогу, мол, видели - он отправлялся в лес.
Мол, это ж Билл, ну да, опять пропал, ну что с бродягой может приключиться?...

Плохие вещи Грете шепчут птицы.
Струною звезд ведёт ее тропа.
***
Ночной Хозяйке лунный свет - фата, расшито ветром свадебное платье. Билл сделку заключил - теперь вот платит, отныне Билли с ночью навсегда. Стоит, прямой - ни страха, ни тоски, смеяться, не показывать отчаянья.
Темнеет, начинается венчанье...
Вдруг - птичий крик;
Тепло чужой руки.

Рябая Грета знает с давних пор десятки сказок, старые легенды; их птицы узнают на континентах, и дарят ей: про ледяной костёр, про великанов, про живую мглу, про сфинкса, что не любит разговоры, про слёзы фей, про Финнеаса-Вора, укравшего алмазную иглу...
И вот она заводит долгий сказ, Хозяйка слушает Рябую Грету...

Так продолжалось ровно до рассвета, и отступила ночь на этот раз.

И говорят, летят календари, но всё же Грета Ночь перехитрила! Та каждый раз приходит вновь за Биллом, но слушает Рябую до зари. И может быть, рассказ мой без затей, но здесь, пожалуй, бесполезны фразы: искать по миру песни и рассказы, чтоб не отдать любимых темноте...
***
Успела. Зажигаются огни.

Да, барды, как всегда, сгустили краски - я не люблю истории и сказки, я прихожу, и тут...смотрю на них.

Как сердце бьется у Рябой в груди, как рядом Билл - как будто не боятся!
И надо бы закончить притворяться,
но что то
заставляет
уходить.

@музыка: Linkin Park - In the End

@темы: storytelling, заклятья

23:04 

Потому что нет твоей и моей души, а есть одна душа на двоих (с)

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Пастуший сын болото проходит бродом, внутри теплеет. Значит, он где-то близко.

***
Не слушай, друг, сказанья лесных народов. Послушай лучше песни про василисков, истории про замки, коварных магов, про гнев богов и грёзы весенних ливней. Послушай про алмазы и про бумагу, про цену соли, меди, слоновьих бивней. Про тени, что порой исчезают на год, про листопады, тайны истертых фресок...

София - словно россыпь весенних ягод. Она душа деревни и сердце леса. И нету дня, чтоб ей не хотелось петься, и нет минуты, чтобы прошла без танца. Сам юный лорд её добивался сердца, но ясно, что не стоило и пытаться.

Но вот ползут по сонной деревне слухи: София захворала, темнее ночи. Теряются бывалые повитухи, шаманы курят, в голос твердят о порче. У всех гадалок врут и чернеют карты, исходят руны трещинами по камню. Она не узнаёт ни отца ни брата, на миг очнется - снова в забвенье канет.
Конечно, шепчут, есть в тридевятой чаще один старик - безумец, волшебник, лекарь? Мол, путь к нему чудовищный и пропащий, обратно, мол, не вышло ни человека.
Но коль найдешь - расскажет про чудо-воду, и может быть, Софию спасет удача? Все воины краснеют, ругают годы...

Пастуший сын с утра молчалив и мрачен.

Пастуший сын не знает огня и драки, не любит холод и не выносит зноя. Он любит эль, гитару и лай собаки, и, да - еще как ландыш цветет весною. Еще поля - зелёные и пустые, смотреть на альбатросов и чаек с мыса...Но если что-то станет с его Софией, то это всё в момент потеряет смысл.

Сказанья могут врать в это время года. Не слушай, друг, в историях много риска.

Пастуший сын болото проходит бродом, внутри теплеет. Значит, он где-то близко.

***
Старик похож на лешего и вельможу, угрюм, серьезен, будто привратник ада. Он говорит, что чудо-вода поможет, мол, если растворить в ней щепотку правды. Пастуший сын срывается, нервы рвутся, идет обратно, не ощущает тела. На что Софии бредни шута-безумца?
Эх, может быть, успеет хоть что-то сделать.
***
Закат пылает огненной алой гроздью, вокруг синеет небо осенней рамой. Пастуший сын вбегает - но слишком поздно, лицо Софии белое, словно мрамор. Он падает, и ругается, и винится, коль не старик, он может, успел бы к сроку.
Его слеза стремительной белой птицей вдруг падает на ёё восковую щёку.
****
В тиши лесов поют об ушедшем лете, в деревне спать ложатся сегодня поздно. Не слушай, друг историй, рассказов, сплетен, послушай что-нибудь про вино и звезды, о том, как в октябре опадают клёны, о воине, ломающем все преграды...
Запомни лишь - в единой слезе влюбленных подчас бывает в сотни раз больше правды.
***
Пастуший сын сидит, допивает кофе. Играл так долго - даже поранил палец. А рядом с ним смеется пастушка Софья, негромко допевает последний танец.

@музыка: Белая Гвардия - Фотография

@темы: заклятья, storytelling

00:25 

Песня про Единорога

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Сиру

Я прошел сто тысяч сотен перевалов-переулков
Я узнал на вкус и запах неизвестности дорог.
Но однажды, где с лесами небосвод сходился гулко
Мне заросшую тропинку заступил единорог.
Оррэ, оррэ, белоснежный заступил единорог.

От меня, как от проказы, навсегда сбежала память
Я забыл родные песни, вкус колодезной воды
Я плясал под звездным небом, по ночам смотрел на пламя.
И меня дразнили, звали и вели его следы,
Оррэ, оррэ, черной ночью серебристые следы.

И с тех пор в моей котомке только тихий ветер свищет
И зарос бурьяном меч мой из тугого серебра
Перестук копыт хрустальных мне всё шепчет «не разыщешь!»
Никогда нас не разыщешь, милый, милый, глупый брат.
Оррэ, оррэ, не разыщешь в темноте нас, милый брат.

Через сотню тысяч сотен вёсен медленных и странных,
Там, где ландыш под копытом таял в снежную крупу
Я увидел, как навстречу мне идет какой-то странник.
И тряхнув жемчужной гривой, заступил ему тропу,
Оррэ, оррэ, исчезая, заступил ему тропу.

@музыка: Azure Ray - Sleep

@темы: песни, заклятья, storytelling

00:08 

Кит и его Роджер

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
О Моби Дике с детства я слышал сказы, как будто бы крадет он морские души, как будто бы глаза у него - алмазы, как будто бы он может дышать на суше. Я продал дом, я бросил свою работу, купил гарпун из самой точёной стали.
Как только волны тихо коснулись борта,
Меня не стало.

***
С утра весь порт восторжен и ошарашен, и даже ветер дует, не как обычно. Несется весть от доков до старых башен: Бродяга-Роджер прибыл домой с добычей. Вернулся Роджер пьяным, седым и диким, на старой шхуне, ночью, едва не плача; он тридцать лет гонялся за Моби Диком, на тридцать первый Рода ждала удача. Кит прибыл с ним, пугающий и громадный, народ смеется - Роджер придумал ловко! Кит стоил Роду четверти всей команды, и крепче смерти держат его веревки.

Как только вечер море окрасил алым, в порту гулянья, праздники в честь героя. Течет вино и песня, звенят бокалы, сам губернатор нынче за них горою. Народ смеется, шутит, играет в карты, и бара нет, который бы не был полным.
Бродяга-Роджер хмурый как небо марта. Он мало пьет и смотрит в окно на волны.
Как старый парус, тихо трепещут шторы, лихая тень на стенах танцует грозно.
Все слышит Род глухое дыханье шторма, и чей-то рёв в несмелой рассветной грёзе.
***
Проходит ночь, наутро народ в смятеньи, один вопрос застыл на устах народа - какой злодей неслышной прокрался тенью, и где теперь добыча Бродяги-Рода? Веревок нет, и верно, моряк в печали. Ах, кит уплыл!...Какое же, право, горе...

А что же Роджер? Роджер готов отчалить. В его глазах искрится седое море.

@музыка: Таня Зыкина - Атмосфера счастья

@темы: storytelling, заклятья

01:05 

Волчьи песни.

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Раньше среди шаманов ходили толки, будто однажды ночью лесные волки, воя на звезд мерцающие осколки, договорились с небом о странной сделке. Будто они, по крову с теплом тоскуя, вдруг захотели шкуру надеть людскую, стали не волки - люди: крутые скулы, смуглая кожа, мышцы, два метра в холке.
Только одно навеки сковало души - каждый из тех, кто раз договор нарушит, волком хоть на мгновение обернувшись, так и останется яростным серым зверем.
Знаешь, легенда - это такое дело, вроде уже рассказана, улетела, но - обернись, смотри, исчезают тени, старые сказки снова стучатся в двери.

***

Сколько уже не спится седому Ури? Ури идет по дому и много курит. Запад темнеет - будет большая буря, степь за окном как будто серпом примяли. Ветер шумит, раскачивает деревья, враг на пороге, окружена деревня. Где-то вдали стоит полководец Рэму, храброе сердце, юный его племянник.
Рэму, ах, Рэму, серые твои очи, Рэму, ах, Рэму, волосы цвета ночи, Рэму, клинок в руке и сомненья в клочья, Рэму, ну что тебе не сиделось дома.
Рэму, ах, Рэму, верные твои стрелы, Рэму, ах Рэму, правое твое дело, Рэму, твою судьбу застилает белым, Рэму, но я устрою все по-другому.
Ури встает, тверда и упруга поступь, Ури свои шаги отмеряет тростью, Ури не плачет - это, конечно, просто ветер, идущий с запада, свежий, вешний.
Знаешь, вот так бывает, что зачастую, вдруг понимаем, как мы сейчас поступим. Ури идет, деревня уже пустует. Ури, завыв, на битву зовет старейшин.

***

Рэму дерется с дикой повадкой тигра, бой безнадежен, страшен, почти проигран, только и сил на то, чтоб собраться, прыгнуть!...Столько врагов - как будто бы и не счесть их...Взгляд его ярок, точен, остёр как бритва - многие полегли в бесполезной битве, но есть похуже вещи, чем быть убитым - сдаться на милость и умирать в бесчестьи.
Стрелы поют - а мы хорошо держались, нам бы удачи - как бы враги бежали! Смерть уже близко - чувствуешь её жало? Сердце трепещет - бабочка на иголке. Кровь на клинке, застыв, отливает медью. Эх, воет ветер.
Только вот...разве ветер?
Кто-то несётся серой клыкастой смертью.
В стане врагов смятенье и крики "Волки!"

***

Рэму, не надо звать меня, тише, тише, Рэму, люби жену, заводи детишек, Рэму, ах, Рэму, что уж теперь попишешь, враг не бежал бы, если бы там я не был.
Рэму, ну что же ты, не грусти, не надо, Рэму, ты чувствуешь - я буду где-то рядом, буду следить мерцающим волчьим взглядом где-то на звездной кромке стального неба.

@музыка: Кошка Сашка - Стая

@темы: storytelling, заклятья

19:40 

Алёнушка

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Вечер качает вереск и лебеду, пахнет грозой и чем-то еще паленым. Слышишь, братишка, скоро уже приду, скоро тебе поможет твоя Алёна. Здесь, на Дороге, столько живых чудес - жаль, показать нельзя этой красотищи! Я научилась слушать, как шепчет лес; видеть, как южный ветер кого-то ищет. Скоро ложиться, сна ни в одном глазу: неподалёку слышится рык медведя.
Здесь, на Дороге, в небе поёт лазурь, каждый рассвет, смеясь, отливает медью. Здесь, как безумный, песни поешь грозе, ловишь в ладонь холодные капли-точки...
Кажется, я нашла здесь себе друзей - братик, ты им понравишься, это точно.
Здесь на вес золота музыка и слова; тихие сумерки, песни, глаза, объятья. Я научилась драться и колдовать, и, я уверена, справлюсь с твоим заклятьем.
Если бы знать, во что ты там превращен...в хищную птицу, в рыбу, в степного зверя?
Ночь укрывает землю своим плащом. Завтра я буду ближе.
Я в это верю.

***

Крылья болят, лететь еще далеко, тысячи верст оставлены за плечами. Сколько уже - наверное, семь веков, как на тебя наложены эти чары? Столько веков, и память твоя молчит, и нам обоим, черт, никуда не деться...Я иногда слежу за тобой в ночи - спишь ты все так же сладко, совсем как в детстве. Ты повзрослела - скулы, глаза и стать, наши пути идут по своим законам...
Да, и тебе наверно не стоит знать, что ты когда-то тоже была драконом.
Сон твой лежит за озеро, через мост, там ждет чудовище, криком подобно грому.

Мне снится только россыпь холодных звезд - тая, они освещают дорогу к дому.

@музыка: Three Days Grace - Last To Know

@темы: storytelling, заклятья

11:10 

Несеверное сияние

Я никогда не забуду простые слова, сказанные мне в детстве отцом. "Забор, - сказал он мне, - карандаш, пони, кровать".
Он трет рубин, пытается высечь пламя, возится долго, яростно с непривычки. Это его последний волшебный камень, жаль что не курит, были б хотя бы спички. Он тридцать лет от роду, ворчлив и грозен, сердце медведя, гордая стать солдата. (Да, и впервые в жизни он так серьезен, что самому становится жутковато).
Вскоре костер вздымается, словно скерцо, но от него тревожно и как-то зябко. Он, сдвинув брови, огню смотрит прямо в сердце, так как его учила колдунья-бабка.
Лишь когда ночь смыкает свои обьятья, видит в костре мерцающие картинки. Вот и она - на троне и в белом платье, рядом с ней мальчик, он собирает льдинки. По лесу девочка - ей помогают розы, звери, разбойники, хочет пробраться в замок, шмыгает носом и утирает слезы, смотрит вперед отчаянными глазами...

Он собирает лагерь, идет в дорогу, тусклый рубин валяется где-то в саже.
Он заявляется прямо к ее порогу, через снега, ущелья, замки и стражу.

Снежная Королева блестит морозом, скулы белы, как ночь за полярным кругом. Что ж этот парень, не сознает угрозы?...
Он и она стоят друг напротив друга.

Тут во дворце как будто стихает ветер, словно поток воды посреди пустыни - он говорит: "Пойдем, нас заждались дети". Он говорит: "Там плюшки почти остыли". Он говорит, пытается улыбаться, дышит на руки и растирает уши. Он говорит - "Я шел к тебе лет сто двадцать, ну, ты же знаешь, в сказках всегда так скушно".

Прямо из замка ведет ее по тропинке, там, где тепло, где август и запах вербы.
А в тронном зале Кай собирает льдинки. Каю совсем чуть-чуть ждать прихода Герды.

@музыка: Secret Garden - Song of Secret Garden

@темы: storytelling, заклятья

Не верь в худо.

главная